August 31st, 2012

Уря. Абрамка Берёзу завалил :)

Buy for 10 tokens
***
...

А я моржатинку люблю. Но рыбки прэлесть.

Оригинал взят у yura_koshelв Катар. Рыбный рынок в Дохе.


Я очень люблю рыбалку, подводную охоту и всё что связано с рыбой. Где бы я не оказался, первым делом стараюсь выяснить где здесь торгуют рыбой и посетить это место. Как правило, на таких рынка виден настоящий незамаскированный колорит страны. Узнать где именно находится такой рынок в Дохе оказалось не так уж просто. Дело в том, что большинство приезжего населения страны, с которым возможен контакт туриста, не покупают рыбу в таких местах, а ходят в супермаркет или питаются в ресторане. Более того, наши вопросы на ресепшене просто ввели в ступор работников отеля. К слову сказать, те даже в карте города не могли разобраться, а не то что показать где рыбный рынок. Но своей цели мы всё-таки добились.


Collapse )

Грузинских сёл в Лиахвском ущелье нет и никогда не было

http://cominf.org/node/1166494486
Одной из тем, которая стала в последнее время предметом обсуждения у общественности, оказалась публикация в газете «Известия», в которой утверждалось, что руководством РЮО предполагается снос разрушенных домов в сёлах Лиахвского ущелья. Вроде, ничего необычного, наоборот, вполне правильное и логичное заявление. Можно даже сказать, несколько запоздалое. Особый резонанс же эта статья получила в Грузии, где руководство РЮО было обвинено «в продолжении политики этнических чисток» на территории Южной Осетии.

По этому поводу было сделано заявление полпреда Президента РЮО по постконфликтному урегулированию Мурата Джиоева. В нём, в частности, говорилось, что Президент Южной Осетии Леонид Тибилов не издавал никакого указа или распоряжения относительно сноса сожжённых или разрушенных домов в сёлах Республики. М. Джиоев отметил, что статья в «Известиях» создаёт, прежде всего, впечатление о неосведомлённости автора о политических и географических реалиях Южной Осетии, его вольном и неуместном стремлении подать читателю «горячий» материал. «В Южной Осетии… были сёла со смешанным грузино-осетинским населением, из которых осетинское население было изгнано в 1989―1992 годах, а сёла были временно оккупированы грузинской армией и превращены в “осиные гнёзда” для борьбы с Южной Осетией», ― подчеркнул полпред. М. Джиоев напомнил, что в 2008 году, во время вероломной грузинской агрессии против Южной Осетии, сёла к северу от Цхинвала были разрушены и сожжены. «Ответственность за это лежит на тех, кто развязал эту бесчеловечную войну против народа Южной Осетии, кто хотел превратить её в чистое поле», ― заключил полпред.
Говорить о судьбе именно грузинских сёл действительно некорректно, прежде всего потому, что несколько населённых пунктов в ущелье реки Большая Лиахва таковыми в действительности не были. В сёлах Тамарашен, Курта, Ачабет, Дзарцем, Хеит, Чех и Чемерт от 30 до 40% жителей составляли осетины, другую, тоже значительную часть ― тоже осетины, но огрузинившиеся за годы советской власти. Представители фамилий Хетагури, Кочишвили, Тедиашвили и другие ведут своё происхождение от переселенцев-осетин, выходцев из ущелья Курта Северной Осетии, из Дзауского и Кударского ущелий юга Осетии. И именно в этих сёлах впервые началось притеснение осетин по национальному признаку. Осетин убивали и изгоняли с родных мест, их имущество отбиралось, дома сжигались. В результате этих первых этнических чисток названные сёла и стали, собственно, грузинскими.
В течение всего периода противостояния именно в этих сёлах, через которые проходила дорога в Россию, совершались преступления против человечности: захват пассажиров в заложники, убийства и насилие. Только благодаря объездной дороге через горный массив у села Зар удавалось проезжать без риска быть убитым или захваченным в плен (хотя и сюда 20 мая 1992 года грузинские нелюди совершили свою смертоносную вылазку). Так что для каждого осетина на юге Осетии эта территория, Тамарашен ― Чех, была территорией смерти. Не удивительно, что последствия боевых действий так сказались на судьбе населения этой зоны. Как и в отношении жителей сёл Аунеу и Еред, где совершались аналогичные преступления.
При этом отметим, что в Знаурском районе, где грузинское население составляет значительное количество, межнациональные отношения никогда не приобретали такого антагонистического характера. Как и в селениях Синагур и Карзман, в Ленингорской зоне. Так что дело не в особом отношении к грузинам, а в отношении к жителям конкретных населённых пунктов.
Но случилось то, что случилось. И надо исходить из реалий. А они таковы, что есть территория, которая в настоящее время превратилась в развалины. И существование их создаёт порой угрозу для жизни людей, которых туда привлекает любопытство. Уже было несколько случаев, когда на людей обрушивались перекрытия, их заваливало стенами. При этом эта огромная территория осталась вне хозяйственного пользования. Так что проблему эту надо решать.
Понятно, что грузинская сторона получила ещё один повод выдвинуть обвинение в отношении югоосетинских властей. Но переживать по этому поводу особенно не стоит, а продолжать спокойно обустраивать свою Родину. К тому же сама Грузия и международное сообщество отнюдь не являются примером демократичности и гуманности. Не будем забывать о том, что в своё время в США власти изгнали со своих земель индейцев. И современные декоративные индейские деревушки ― отнюдь не образец толерантности. Или тот же Израиль, который сносит бульдозерами дома палестинцев. Поговорим и о самой Грузии, власти которой не только изгнали осетин из Гуджаретского ущелья Боржомского района. Здесь были разобраны по бревнышку, по камешку все дома и вывезены в соседние грузинские сёла. Сейчас в некогда густонаселённом ущелье бегают только лисы и волки. Из Южной Осетии же никто не изгонялся. Жители сами в преддверии войны покинули свои дома, с расчётом вернуться после планируемого Грузией блиц-крига, параллельно намереваясь прибарахлиться в осетинских домах. Причем, подобные запланированные «временные отлучки» происходили и в 1990-х годах, и в 2004-м, и в 2008-м.
Между тем, в плане территориального планирования РЮО, который был составлен несколько лет назад, определена перспектива развития всех районов Южной Осетии. В том числе и Цхинвала. По этому плану значительная часть территории к северу от столицы будет входить в черту города. При этом географическим центром визуально становится микрорайон «Московский». А до нынешнего села Ачабет протянутся жилые дома, административные здания, предприятия... Именно поэтому, кстати, и начали было строить отдаленно от нынешней черты города новый университетский городок, который в последствии оказался бы в густонаселённом месте.
В то же время вызывает сомнения необходимость урбанизации столь плодородных земель. В своё время предлагался даже вариант, образно говоря, людского обмена. Осетины из Кахетии (района Грузии) должны были переселиться в Лиахвское ущелье, а грузины отсюда ― в Кахетию. Эти земли могли бы занять и осетины-кахетинцы, большая часть которых мается сегодня по России как беженцы. У них и опыта работы на земле больше и, что самое важное, есть желание заниматься земледелием.
Отметим, что рекультивация территории в Лиахвском ущелье шла и раньше. При этом под неё попали как грузинские, так и осетинские дома. Так что не надо оправдываться и мучиться химерами международных стереотипов, которые и так меняются в зависимости от воли отдельных стран. Нужно, образно говоря, послать Грузию к чёрту и обустраивать свою страну дальше так, как требуют реалии нового времени. В конце-концов, мы же не вмешиваемся в дела соседнего грузинского государства, хотя что сказать есть и нам. Начиная от давно распроданных осетинских домов и квартир в самом Тбилиси.

Х.Коцты, Юго-Осетинская газета «Республика»