March 29th, 2015

Buy for 10 tokens
***
...

«Ульяновск». Последний флагман советского флота

Советский авианосец, который Россия так и не получила. История «Ульяновска» — это трагичная история хорошего корабля. В том, каким мог бы стать первый отечественный «настоящий авианосец», и почему он так и не был достроен, разобрался Александр Ермаков.

6.jpg
«Ульяновск» на верфи в Николаеве

Атомный тяжелый авианесущий крейсер проекта 1143.7, седьмой по счету из «Кречетов» — серии советских авианесущих крейсеров, он же «заказ №107» для Черноморского судостроительного завода. В истории отечественного флота 1143.7 чаще всего упоминается по имени, данном ему при закладке. Назвали корабль в честь небольшого города, в котором век с лишним назад родился создатель страны, служить которой был призван крейсер.

“ Печальную историю «Ульяновска» вспоминают редко, и не все, даже среди увлекающихся флотом, сейчас знают о нем. ”

Этому поспособствовал и скоропостижный конец корабля. Хотя крейсер занимает особое место в истории отечественного ВМФ — это не только первый отечественный «настоящий авианосец» — с катапультами для самолетов, но и крупнейший военный корабль, когда-либо заложенный в России.

Задание на разработку нового корабля было выдано Невскому проектно-конструкторскому бюро (ПКБ) в декабре 1984 года. Проект 1143.7 стал логичным венцом развития советских авианесущих кораблей. Был пройден долгий путь от противолодочного крейсера-вертолетоносца проекта 1123 типа «Москва», через «Киевы» (проекты 1143.1/4) — оснащенные сквозной полетной палубой носители самолетов вертикального взлета и посадки, и «Риги» (проекты 1143.5/6, после достройки — «Адмирал Кузнецов» и «Варяг») с трамплинами. Несмотря на возможность базирования на кораблях проектов 1143.5/6 обычных истребителей, трамплинная схема накладывала на самолеты высокие требования по тяговооруженности. Для базирования сбалансированной авиагруппы, включающей в себя, в частности, самолеты дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО), было необходимо оснастить корабль катапультами.

Сборка катапульт для АТАКР «Ульяновск»

Кроме катапульт, остро стоял вопрос о силовой установке. Предыдущие советские авианесущие крейсеры строились с котлотурбинной силовой установкой. Корабельный запас топлива — около 10 тысяч тонн — занимал значительный внутренний объем. Это, в свою очередь, ограничивало запас авиационного топлива и вооружения. Таким образом, при активном применении авиации требовались регулярное пополнение ее топливных запасов и доставка вооружения с судов снабжения. Не говоря уже о необходимости регулярно заправлять сам авианосец!

“ Для СССР, лишенного крупной сети заморских военно-морских баз, эта проблема стояла острее чем для США, где в начале 70-х, по аналогичным причинам, пришли к выводу, что «суперавианосцы» надо строить исключительно с атомной силовой установкой. ”

При таком решении дозаправка самого корабля требуется только несколько раз за все время службы, и освобождается много места, что позволяет значительно увеличить количество топлива и вооружения для самолетов. Кроме того, реактор обладает значительно более высокой паропроизводительностью, что позволяет более эффективно использовать катапульты.

Поскольку в этот раз было задумано создать корабль, равный по мощи американским «Нимицам», было принято логичное решение оснастить его атомной силовой установкой.

“ Таким образом, на новом авианесущем крейсере должны были быть внедрены сразу два фундаментальных новшества — реактор и катапульты. ”




ТАКР «Ульяновск» на Черноморском судостроительном заводе в Николаеве, начало 1990-х

Реактор создали на основе КН-3, которые устанавливались на ракетных крейсерах проекта 1144 типа «Киров» (к этому типу принадлежит, например, «Петр Великий»). Для 1143.7 их форсировали — продлили ресурс без замены активной зоны до 12 лет. Новые реакторы получили обозначение КН-3-43. На будущем «Ульяновске» их должно было стоять сразу четыре. При этом корабль смог бы нести запас топлива и вооружения для авиагруппы, более чем вдвое превосходящий аналогичный у 1143.5.

Реактор достался кораблю практически готовым. Работа над отечественной катапультой проходила гораздо длительней и драматичней. Научно-производственное объединение «Пролетарский завод» совместно с Невским ПКБ занималось этой темой с середины 70-х годов. Известный крымский центр НИТКА строился во многом именно под нее. К концу 80-х удалось создать полностью рабочую и готовую к установке на корабль катапульту «Маяк».

“ Сам корабль официально был заложен 25 ноября 1988 года, на освободившемся в тот же день — после спуска на воду корабля проекта 1143.6 «Рига» — стапеле. ”

В списки ВМФ СССР корабль был занесен 4 октября того же года. Строительство шло по графику, корабль планировали спустить на воду в 1992 году. После достройки, дооборудования и испытаний в 1995–96 годах корабль должен был быть передан флоту. Однако вмешались обстоятельства непреодолимой силы…

В ноябре 1991-го прекратилось финансирование строительства. Корабль был исключен из состава еще советского ВМФ.

“ К этому моменту готовность по корпусу составляла примерно 70%, общая — 18%. ”

В начале 1992 года новые власти молодого украинского государства, имевшие планы на «нулевой стапель», где находился корпус «Ульяновска» (там планировалось строить крупные танкеры для Норвегии), потребовали срочно его освободить и даже нашли деньги на порезку корабля на лом. Было предложение за те же деньги достроить корпус до состояния, при котором он смог бы держаться на воде, освободить стапель и отложить принятие решение о судьбе корабля. Однако новые российские власти также демонстрировали полное безразличие к «Ульяновску», и завод рисковал получить просто еще одну громоздкую обузу — у него уже был почти готовый и тоже повисший в неопределенности «Варяг». На фоне этого, а также заманчивых предложений зарубежных дельцов о приобретении лома, в начале февраля 1992 года приняли решение «Ульяновск» утилизировать. К концу года корпус был разрезан.

“ Было ли это несчастливым стечением обстоятельств или чьей-то сознательной операцией, но после того, как началась разделка корпуса, скупщики лома передумали его покупать, а когда освободили стапель, норвежцы отказались от планов постройки танкеров… ”



К моменту прекращения строительства «заказа №107» на заводе полным ходом шли работы по следующему кораблю этого типа. №108, так и не получивший имя, должен был быть заложен в 1992-м, одновременно со спуском на воду «Ульяновска». Его передача флоту планировалась в 1998–99 годах. В общей же сложности в серии должно было быть четыре корабля.

«Ульяновск» мог бы стать уникальным кораблем. Его авиагруппа составляла бы около 70 летательных аппаратов (ЛА), включая истребители Су-33 и МиГ-29К, самолеты ДРЛО Як-44, противолодочные и поисково-спасательные вертолеты Ка-27.

“ Это делало ее как минимум равной авиагруппе авианосцев типа «Нимиц» в задаче завоевания локального господства в воздухе. ”

Несмотря на теоретически большую вместимость, «Нимиц» для удобства редко несет больше 80 ЛА.

При этом «Ульяновск» — традиционно для отечественных авианесущих крейсеров — и сам оснащался мощным вооружением: 12 противокорабельными сверхзвуковыми крылатыми ракетами «Гранит» (в ряде источников — 16, однако на сохранившихся макетах и чертежах видны 12 пусковых установок). Ракеты П-700 с ядерными или проникающими фугасными боевыми частями имеют дальность более 550 км при высотной траектории полета.

По ряду сообщений, начиная со второго корабля серии, ракеты «Гранит» устанавливать не планировалось — советские авианесущие крейсеры стали бы «чистыми» авианосцами. Связано это с тем, что значительную часть палубы требовалось освобождать от людей и техники перед пуском ракет, которые располагались под трамплином. Мало того, после пуска нужно было длительное время очищать палубу от образовавшегося мусора, который мог попасть в воздухозаборник авиадвигателя. Таким образом, наличие ударного ракетного комплекса хоть и дает кораблю определенные дополнительные возможности, но на практике малооправдано, особенно если учесть габариты и массу ракет (стартовая — более 7 тонн) и техническую сложность комплекса в целом (так, например, пусковые установки перед пуском должны заполнятся водой).



Схема 1143.7 была уникальной — комбинированной трамплинно-катапультной. На угловой палубе располагалось две катапульты, а на носу — две стартовые позиции, ведущие на трамплин. Это решение также, вероятно, носило переходный характер, хотя могло и доказать свою полезность в ходе эксплуатации.

Будучи достроенным, «Ульяновск» по сей день оставался бы вторым по размерам военным кораблем мира и обладал бы сопоставимыми, если не равными, боевыми возможностями с американскими авианосцами.

“ К сожалению, давняя мечта многих советских флотоводцев начала воплощаться в реальность слишком поздно — в последние мгновения существования их страны. ”

Корабль и страна ушли, но мечта осталась. И последние годы разговоры о перспективном авианосце для ВМФ России ведутся все чаще и увереннее.