June 9th, 2017

Buy for 10 tokens
***
...

Эхо войны... и не куда от него не уйти


Мины с секретом: разгадать и обезвредить

В бухте Голландия, недалеко от катерного причала, установлен скромный, но внушительный памятный знак. Слова, выбитые в камне, гласят: «Здесь в 1941 году в сражающемся Севастополе группой ученых под руководством А.П. Александрова и И.В. Курчатова были проведены первые в стране успешные опыты размагничивания кораблей Черноморского флота»… Чтобы понять о чем речь, начнем повествование с самого первого дня войны.

Уже утром 22 июня 1941 года командование Черноморского флота предполагало, что первый ночной налет врага на прибрежные районы Севастополя был предпринят не столько ради бомбежки порта и уничтожения кораблей, сколько с целью блокады флота в бухте при помощи тогда еще не известного нам нового морского оружия. Подтверждение такой версии появилось очень быстро - вечером того же дня взорвался буксир «СП-12», направлявшийся в Карантинную бухту, при этом рядом произошло еще два взрыва. Позже подорвался на выходе из бухты эсминец «Быстрый» (его так и не удалось вернуть в строй до конца войны). Понятно, что виной тому были мины, но какие именно пока ясно не было.

С той злополучной ночи немецкие самолеты-минопостановщики постоянно совершали налеты на Главную базу флота преимущественно ночами и с малых высот сбрасывали все новые и новые мины, пытаясь перекрыть фарватер. Однако прицельный огонь наших береговых зенитных батарей сбивал вражеские самолеты с курса, и большей частью мины ложились неточно, благодаря чему фарватер оставался чистым. Большую помощь в уничтожении немецких донных мин оказали быстроходные сторожевые катера, которые сбрасывали глубинные бомбы, вызывавшие детонацию вражеских мин (командир звена Д.А. Глухов). Предпринимали и иные попытки борьбы с неизвестным злом - устанавливали специальные знаки вокруг мест приводнения парашютных мин, если таковые удавалось засечь. Обнаруженные водолазами мины буксировали в специальные районы и там подрывали фугасами. Но только когда 4 июля в районе Очакова была обнаружена и разоружена новая немецкая мина, стало понятно, с чем мы имеем дело. Мало того, что неконтактная донная магнитная мина, как и следует из ее названия, для взрыва вовсе не требовала непосредственного контакта с кораблем (она спокойно лежала на дне и активировалась магнитным полем корабля, проходившего над ней), так она еще имела опасный секрет. Механизм кратности позволял немецким донным минам несколько кораблей пропустить, включаясь, например, на пятом или седьмом из них, что делало и без того опасное оружие еще более непредсказуемым.

Вообще, по данным советских архивов, за всю оборону Севастополя на город была сброшена 131 неконтактная донная мина. Всеми применявшимися средствами (бомбометание, обнаружение с помощью водолазов, неконтактные тралы и др.) уничтожено 69 единиц. Враг пытался «закупорить» Большую Севастопольскую бухту донными магнитными минами, поэтому необходимо было срочно искать эффективный способ борьбы с этой немецкой напастью, и с июля 1941 года в городе начались работы по размагничиванию кораблей Черноморского флота. Их осуществляли флотские минеры совместно с приехавшими в Севастополь сотрудниками Научно-исследовательского минно-торпедного института ВМФ. Похожие объединения стали создавать на всех флотах. В августе наша Черноморская группа пополнилась научным руководителем - профессором Ленинградского физико-технического института Академии наук СССР А.П. Александровым, завершившим к тому моменту организацию научной работы по размагничиванию кораблей на Балтике. Вместе с ним приехал научный сотрудник того же института - профессор И.В. Курчатов, прервавший с первых дней войны свою работу по физике атомного ядра. Опыты размагничивания кораблей Александрова и Курчатова и работавших под их руководством специалистов заключались в том, чтобы с помощью специальных устройств и приборов значительно снижать магнитное поле кораблей и тем самым уменьшать вероятность их подрыва на магнитных минах.

В бухте Голландия ко времени приезда ленинградских профессоров для испытаний защищенности кораблей от магнитных мин уже был оборудован специальный испытательный полигон. Он состоял из установленных на разных глубинах разоруженных отечественных мин «Мираб» и немецких магнитных мин с выведенным на берег управлением и контрольными приборами. Такой же полигон к началу августа был оборудован и в Северной бухте города. С момента организации полигонов все корабли перед выходом в море тщательно проверяли на степень защищенности от магнитных мин.

Дополнительная помощь подоспела и с другой стороны - в середине июля в Севастополь выехал представитель английской военно-морской миссии в Москве капитан-лейтенант военно-морского добровольного резерва Поуэлл. Он активно делился опытом защиты кораблей английского военно-морского флота от немецких магнитных мин. Вслед за ним 4 августа в наш город прибыла уже целая группа британских морских офицеров, среди которых были два специалиста по размагничиванию кораблей: начальник станции размагничивания на Темзе возле Лондона лейтенант-командор военно-морского добровольного резерва Лейстер и офицер одной из станций размагничивания в Шотландии лейтенант военно-морского добровольного резерва Джойнс. Кстати, переводчиком англичан в Севастополе стал журналист А.А.Луначарский - сын того самого наркома просвещения А.В. Луначарского. Помощь английских профессионалов, столкнувшихся с немецкими донными минами много раньше (уже около двух лет, с начала второй мировой войны англичане изучали немецкие мины, применявшиеся против Британского флота), была достаточно действенной. Проведя несколько показательных размагничиваний, передав Черноморской группе техническую документацию, ознакомив наших специалистов с оборудованием своих станций размагничивания и подарив пять комплектов аппаратуры, англичане 29 августа уехали на родину с благодарностями и биноклями от командующего Черноморским флотом.

Тем временем наши специалисты, набравшиеся английского опыта и накопившие своего, оборудовали первую в Советском Союзе станцию безобмоточного размагничивания кораблей. Ее собрали на железной сухогрузной барже и дали название «Плавстанция №1» (затем переименовали просто в «СБР-1»). «СБР-1» стала своеобразной школой для обучения флотских специалистов, на основании опыта ее работы начали создавать другие СБР на Черноморском флоте, а с конца 1941 года на всех остальных флотах и флотилиях.

Когда к концу октября обстановка в Севастополе значительно осложнилась, Черноморскую группу и СБР решили перебазировать, чтобы на новом месте продолжить работы по размагничиванию кораблей. 2 ноября 1941 года «СБР-1» была демонтирована. Ее оборудование перевезли в Туапсе, а затем в Поти, где вновь собрали на небольшом железном пароходе «Миха Цхакая».

Для Черноморской группы размагничивания кораблей завершился Севастопольский период, ставший начальным этапом становления защиты кораблей от магнитных мин и заложивший основы для создания в 1942 г. специальной Службы размагничивания кораблей.

Всё чотко пацаны. Всё чотко....

Букинг лежит на боку, билетов в Ниццу нет от слова совсем, крупье в Монте-Карло срочно учат мову....железный занавес открылся...заплачено кровью (с)

Памятка отъезжающим.

48 часов.

Нет, это не ультиматум.

Это время до часа Ч, когда рухнут в пыль барьеры, и миллионы наших соотечественников пересекут границы ЕС, дабы лично пощупать, шо ж воно там такое.

Волнующий первый раз, это как секс, с неприступной красавицей, причем вряд ли кого то укатывали так долго.

Да, покажи обратный билет, это не лучшее начало в сексе, но ведь все знают, хорошо расстаться, это самое трудное.

Итак, ряд вопросов, и ряд ответов.

1) Что лучше всего привезти в подарок из Европы?
-200 евро. Поверьте, сам кучу всего возил, и мне возили. Не то. Никакая футболочка с рогами оленя не порадует так, как этот унылый клочок бумаги.

2) Жильё.
-Нет, не пугайтесь. Вас не арестовали, это именно то, что вы выбрали на букинге.
А что вы хотели?
Вы же 40 евро на визе экономили не ради того, чтобы в Версале жить, верно?
Да, немного похоже на обезьянник в РОВД, но смело закрывайте глаза, рай в шалашах, он такой.

3) Еда.
-Да, это едят.
Нет, это не вымогательство, это счёт.
Да, шарик мороженного 5 евро.
Вы сожрали четыре, как в Бердянке.
Твари?
Согласен.
Но это ж вы угрожали пройтись по набережной Круазетт, а не они по бердянской.
Дождетесь их в гости, отомстите.

4) Нет, это не лошадь, сбежавшая из зоопарка, это бельгийка.
Страшная?
Да.
А вы, Ален Делон?
Нууу, не настолько?
Позвольте, но вам же тысячу раз говорили, что наши женщины самые красивые.
Не говорили про тех?
Но если наши самые красивые, зачем говорить про каких то других, а?

5) Да, вы приплыли.
Поймите, нажраться посреди Брюсселя- не лучшая идея.
Полицейский, да.
Нет, это снова не ультиматум, это штраф.
Не нужно было мочиться на памятник писающему мальчику.
Ему не нужна солидарность.
Не хочет слушать?
Не хочет.
Вы ж хотели по закону, и он хочет.
О чём вы хотите ему рассказать?

6) Вы чувствуете, что никому не нужны?
Да.
А почему вы начали чувствовать, что вам все должны?
Противоречивые чувства, понимаю.

7) Нет, фотографироваться можно сколько угодно.
Просто если вы и дальше будете делать это так непринужденно, все сразу догадаются, в каком городе будут хранится ваши фото.

8) Нет, не грабеж.
Вы сели в автобус.
Да, дорого.
Но вы же мечтали о европейской зарплате, и водитель автобуса мечтал.
Ещё дома, в Сирии.

9) Нет, никому не интересно, как вы поставили на колени бывшего губернатора и подожгли фургон с шинами на площади.
Расскажите, какие у вас интересные проекты.
Нет проектов?
Молчите про фургон.

10) Да, на чужбине тяжело.
И многие вещи лучше видеть по телеку.
Не издеваюсь, всю жизнь бредил Пирамидами, но смотреть не поехал.
Не захотел уродовать мечту.

Последнее.

Возвращайтесь)

Нам вы родные, им нет.

И вы это поймёте уже через пол часа по прибытию.

Жаль, что не поняли раньше.

Хорошего отдыха!)

Пятницо. Так выпьем же по сто ...три раза.

Психоанализ Однако.

Зашли с мужиками в кафе просто поужинать. Ну и как водится, решили взять по сто. Подхожу к бармену:
— Три по сто! и выкладываю деньги. Бармен молча ставит на стойку три стакана и непочатую бутылку водки.
— Я же просил три по сто!
Ответ парня сначала поверг меня в состояние легкой эйфории, а затем я понял знание нашей психологии повышает объем продаж у таких как он до небес.

Он сказал: — Останется, принесешь назад.