February 14th, 2020

Параноидальные шизофреники обзавидовались

Как в шаровары друг другу навалить.
Макс Бужанский

Ранее неизвестный мне дегенерат выдвинул идею, заставившую Вятровича взвыть от зависти и заскулить от восторга.
И поддержать, естественно.
9 Мая, в день 75 летия победы над нацистской Германией, провести в Киеве парад.
ПАРАД, чтоб птицы падали камнем вниз, едва завидев.
Совместный украинско-польский парад.
Посвященный столетию парада 9 мая 1920 года, когда поляки и УНР праздновали изгнание большевиков из Киева.
Кстати, видимо и ЗУНР из Львова, раз уж собрались, чтоб не вставать дважды.
По задумке автора, подхваченной Вятровичем, этот мега марш должен отвлечь внимание от празднования Дня Победы.
Уверен, так и будет.
Вот те 200 тысяч, которые выходят на улицы 9 Мая, сразу все бросят и побегут смотреть на этот цирк.
Да что там, Трамп и Макрон уткнуться в айфоны, отчаянно гугля, кто такие Петлюра и Пилсудский.
Радуют в этой новости две вещи.
Новые горизонты дегенеративности, пробить дно до уровня которых всё еще способен бывший директор института Национальной Памяти.
И очередное засвидетельствование Вятровичем факта, что День Победы для него, как нож острый.
Хотелось бы траура, если нет, сойдет и нафталиновый парад с поляками столетней давности.


На изображении может находиться: один или несколько человек, текст и на улице


Столетие  украинско-польского парада!
Вот как его описывали современники:
===========
По улицам Киева, с Бибиковского бульвара на Крещатик к городской думе и обратно продефилировала целая дивизия (а кто говорил – корпус) войск всех родов оружия. Это была немножко декоративно-оперная, но импозантная картина. Прежде всего Киев давно не видал такого количества хорошо вымытых, чисто, даже щегольски одетых людей. Польские солдаты, видимо, готовились к этому оперному параду, как к спектаклю, и где-нибудь под Киевом долго и усердно мылись, чистились, брились. Они шли нескончаемой лентой – пешие, конные, на орудиях, на броневиках, – и все, как один, блестя новенькими, с иголочки, платьями, в чистехоньких лакированных шлемах, в превосходно вычищенных, совсем не запыленных башмаках, с полным набором оружия, тоже новенького, еще ни разу не бывшего в употреблении. Три года нечищенный, небритый, износившийся и неряшливый Киев, разинув рот, смотрел на эту строго вымуштрованную уйму чистоты и воинского изящества.
Конечно, в памяти были еще немцы, тоже чистые и аккуратные, поражавшие своей выправкой даже в те дни, когда началась в Германии революция, и когда, казалось, можно было расстегнуть хотя бы одну пуговицу у ворота. В Киеве заседал «Большой совет германских солдат», но ни одной расстегнутой пуговицы нельзя было заметить на солидных фигурах, гулявших с сигарами во рту на Крещатике. Немцы были чисты и аккуратны, но и у них был все же на четвертом году войны потертый вид, и было среди них много стариков, много неуклюжих, мешковатых воинов из ландвера, так и не научившихся молодцевато носить воинское свое одеяние.
А здесь весело и бодро шла под звуки военных оркестров цветущая молодежь Польши, сплошь франты, сразу покорившие сердца демократического женского Киева. И если так хороши были рядовые воины, то положительно покоряли великолепием своим офицеры и генералы. Это была уже не опера, а цирк, gala-выезд превосходных наездников, сплошь князей, баронов и графов по внешнему виду, на чудесных лошадях, каких только в цирках и на скачках можно видеть и каких Киев давно-давно не видал. В общем это была сказочная феерия, неправдоподобная в обстановке и условиях современной войны, чудесное явление из другого мира и другого времени.
Киев давно не видал и такой полноты снаряжения. Роты, батальоны и полки шли в полном укомплектованном составе, с большим количеством пулеметом. При орудиях полный состав прислуги. За частями – легкий обоз с какими-то специальными повозками, двуколками. В довершение ко всему – при каждой части несколько мулов, навьюченных каким-то вооружением.
Зато глубоко символическим и демонстративным было выступление украинского отряда. Украинцев было немного, сотни две, все – пешие. Они терпеливо дожидались своей очереди, лежа вповалку на мостовой Терещенковской улицы. И когда прошли последние франты и щеголи, прогрохотали броневики и грузовые автомобили, потянулся жалкий хвостик этого блестящего шествия. Лениво и понуро шла в нестройных рядах кучка украинцев. На них были такие же, как у поляков, французского происхождения френчи, штаны, башмаки, но все несвежее, подержанное, явно с чужого плеча, не подогнанное к росту и фигуре. И были они небриты и нестрижены и увы, грязноваты. И болтались за спинами сумки различного цвета и вида. Офицеры немногим лучше рядовых. И сзади на простых крестьянских лошадях в телегах с «дядьками» за кучера потрепанные пулеметы, перевязанные веревками, – обычный вид повстанческого отряда.
Это была живая картина польско-украинского союза. Комментариев не требовалось. Нельзя было яснее, громче, откровеннее сказать, в чьих руках реальная сила, кто подлинный хозяин на правобережной Украине.

================
Поляки в Киеве в 1920 году / Д. О. Заславский. – Пг. : Былое, 1922. – 47 с. – (Библиотека издательства «Былое»).
Buy for 10 tokens
***
...