March 28th, 2020

"Ах, если бы мечта сбылась, Какая жизнь тогда бы началась."



Медицинская перемога святого Валинора

Фейсбук бывшего соотечественника в Нью-Йорке

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=10207307852971485&id=1740079157
Ныряешь в марево ковидной зоны приемного отделения. До этого заматываешься, как можешь в защитное барахло. Огромные фильтры ревут гоняя воздух. Я полный профан в технике, но, когда что-то так ревет, сомнительно, что оно выполняет свою функцию. Дышу очень неглубоко, но сразу хочется зевать. Пациенту 74, диабет, ожирение, давление, астма. Курильщик. Насыщение 85 на 100 процентах кислорода сдирает маску, вырывается из рук двух резидентов. Когда он срывает маску насыщение кислородом падает до 70.

Прибегает интубационная команда. Они жалуются, что у них почти не осталась защитного оборудования. Отдаем свое. По плану у них есть все, что требуется для безопасного интубирования. Анестезиолог отличный мужик. Часто болтали с ним в кафетерии. Полный жизнерадостный итальянец лет 55. Мне становится неуютно. Видно, что его никто не учил пользоваться защитным барахлом. Резидент замечает порванную перчатку. Анестезиолог матерится, меняет перчатки, снимает маску и очки. Наконец облачается и интубирует. Кажется он протер глаза. Уходя он говорит своим бруклинско-итальянским, достойным Сопрано: «Эмигрировали в великую страну, э».
Соглашаюсь и иду мыть хлором свой одноразовый защитный костюм. Хорошо, что возле моего офиса есть небольшой открытый переход между зданиями с чудесным видом на центр Бруклина.

Звоню семье пациента сообщить про ухудшение, разговариваю с дочкой, узнаю, что мама тоже с температурой. Советую тестировать, стараюсь делать вид, что все нормально, но она все понимает. Плачет. Обещает подумать об отказе от сердечно-легочной реанимации у папы.

Следующий пациент полегче, но все равно требует вентиляции. Получаем для него разрешение на токализумаб, приедет утром. Самое страшное, что многие пациенты в полном сознании. Кто-то молится пока мы готовим коктейль забвения для интубации.

В городе становится хуже. На улице слишком хорошо, гуляния. Вечеринки на набережных и пляжах. Кто-то поджог поезд или станцию метро, погиб машинист, есть раненые. После этого интервалы между поездами стали много дольше, народу в вагонах сразу стало масса. В магазине возле нашего дома обнаружили инфекцию у одного из сотрудников. Магазин закрыт. Люди подходят, толпятся у дверей, читают объявления, судачат.

В соседнем магазине хоть что-то хорошее. Пускают только десять покупателей единовременно. У кассы отметки на расстояние два метра. Зато неподалеку работает Макдональдс. Только на вынос, но это и близлежащая пиццерия заполнены народом.
Buy for 10 tokens
***
...

Врёшь, нас не сожрёшь




Шел шестой месяц карантина. На день рождения закололи дворняжку. На балконе валяются вверх тормашками засоленные воробьи. Сам себе шью одежду. Узнал как плести лапти. Моюсь раз в месяц, разжигаем костер во дворе и греем в ведрах воду. Газ давно не по-карману и газовую трубу давно вырезали. Пару раз удалось поймать рыбу. Варю бражку и ставлю квас. Чайный гриб — тоже хорошо. Думаем с женой взять кредит на двоих и купить велосипед. Воздух в городе становится чище, редкие машины удивляют детвору. Город пустеет. Собираемся натаскать с женой земли в квартиру и посадить картохи. Очень хочется картохи… Давно не ел этого изысканного блюда – картоха…. Вареной картохи… жареной… печёной… Говорят президент ест картоху каждый день, но мы с женой не верим, уж больно сказочно это звучит: картоха каждый день…»

С нетерпением ждем лета… Тараканов дома нет… Последнего съели еще в апреле 2020 года… Комары к нам залетать боятся, наши вены всасывают их через их же хоботок! Перелётные птицы пролетают над моим городом только на высоте 12 000 метров, ниже боятся… народ допрыгивает! Жабы весной квакают только сидя глубоко под водой! Крысы ушли из города навсегда! Сегодня первый раз отварил шнурки, если как следуют посолить — похожи на спагетти (хотя, что такое спагетти, не помнят даже старики…) Что это я разнылся… Ничего, еще потерпим.