bobik_57 (bobik_57) wrote,
bobik_57
bobik_57

Categories:

Появление Васи. Роддом №1. ВАСЮ поздравляю и его семью. Берите пример с Димы.

Оригинал взят у cbep4ok в Появление Васи. Роддом №1.
Отчёт о родах начну с большой благодарности всем нас поздравившим. Моё краткое сообщение вызвало небольшую лавину восторженных комментариев. Ответить каждому даже нет времени, так что в качестве ответа пишу этот рассказ. (Кстати, прошлые "наши" роды, описанные мной, нашли меньший отклик, наверное, за два года выросла общая активность, или подробный рассказ настраивает не на поздравления, а на размышления :-)





Итак, решено было повторить действие в том же месте - роддоме №1. Снова поехали туда на предварительную беседу-осмотр, для "родов с мужем". Теперь, оказалось, надо ещё и предварительно записываться по телефону (имея срок не менее 36 недель!). На очереди это не отразилось. Приехали 13 января к 12 (как были записаны), а прошли после 4 (непонятно, зачем тогда записывать?). Медсестра при нас с явным удовлетворением отказала одной паре, которая по старой памяти, (уже здесь рожала) прибыла без записи:
- Ближайшая запись на 31 января!
- Так я к тому времени уже рожу - ужаснулась женщина.
- Ничем не могу помочь - езжайте в другие роддома.
Долго мы сидели вместе с другими беременными (правда с мужем была только одна, остальные хотят приехать сюда на роды из Красногорска и т.п. ). Смотрели на безграмотное объявление "одевать бахилы", знакомый стенд с фотографиями "нашему роддому в 2008 году исполнится 20 лет" (можно уж было исправить "в 2013 - 25 лет"), листали прошлогодние журналы "Няня". Из-за этой организации приёма, в тот день не сделали прививку Матвею, думали до 5 успеть вернуться - не получилось. Наконец, дошла очередь до нас.

Заведующая сразу выяснила, что её медсестра ошибочно записала, что это первые роды, и узнав, что я уже тут был, поинтересовалась у Оли:
- Ну как, в потужной период на других женщин не заглядывается?
Тогда милостиво разрешила присутствовать, как и в прошлый раз, заметив, что мужьям до 70 лет можно, если участковый врач справку дал. Я вычислил, что скорее всего смогу присутствовать на всех Олиных родах, (когда мне будет 70, она, скорее всего, рожать уже не сможет). Если кому-то интересно, мужу, кроме справки от врача, надо предъявить анализ ВИЧ-RV- гепатит и флюорографию. Это если бесплатно, а при родах по договору, может анализы и не нужны, если муж готов заплатить тысяч 70, то наверняка ещё здоров.

Потом заведующая вычислила даты на круглой линейке (я потом видел у некоторых роддомовских работников такую) и сказала, что до 7 февраля Оля должна родить, пусть приезжает, как только появятся признаки. А если не появятся, то 7-го, приезжать обязательно.

И стал я, когда куда-то уезжал, пугаться звонков и смс от Оли. Вдруг придётся всё бросать и лететь в роддом? Но смс были: "купи хлеба на обратном пути", а звонки обычные: "Давай домой иди, а то Матвей простудится".

А вот 26 января, часов в 11, когда я был в школе (ведь выбрала учебный день!), звонит - кажется началось.

Тут придётся знакомить читателей с разными физиологическими подробностями родов. Начали отходить воды. Мне надо веруться домой, а она пока "приведёт себя в порядок" (побреется и т.п.), потом поедем в роддом. Пришлось мне других учителей поставить пред фактом, что с их классами я сегодня ее буду заниматься, (два урока и продлённая группа остались без меня).

Прибыл домой, Оля неспешно собирается. Схваток-то нет. Часа в 3 или даже 4 двинулись (уроки можно было провести). Просто, на метро. Оле даже место уступили. Вышли на "Планерной" (Оля как-то умело выбрала роддом на другом конце Москвы). Кстати и деньги на телефон с карточки Оля положила, а то у неё всегда кончаются. А потом Оля говорит:
- Нужно что-то поесть купить.
- Подожди, ты что с собой возьмёшь?
- Нет, сейчас хочу съесть.
- Так тебе всё равно клизму будут делать!
- Так в желудке что-то останется.
Пошли в магазин и Оля извела последние бумажные деньги из своего кошелька. Купила четыре пирожных, сок и две булочки (на нас двоих). Посидели мы на лавочке в торговом центре-автовокзале. А схваток-то нет.

Оля научена, уже рожала и девять месяцев не отходила от компьютера, сидела в сообществе беременных. Без схваток в роддом идти не хочется. Там ещё при приёме "раскрытие" проверяют, а его явно нет. Хотя некоторые смелые девушки научились сами у себя "раскрытие" смотреть.
Говорит Оля:
- Скажу им, что воды отошли в 2 часа.
Я не понимал, зачем нужно врать. (Сам, по наивности, врачам говорю всё как есть, а потом иногда страдаю).

Пошли в роддом, надо посмотреть, вдруг там очередь, как к заведующей в консультационный центр. Нет, никого нет. В приёмном отделении в холле хорошо - места много, диванчики мягкие, туалет. Оля внутрь пошла, а я уселся, вещи и обувь в рюкзак и сумки запихиваю, ведь и мне потом внутрь идти, а тут никакого гардероба нет. Один пакет у Оли с собой на роды - телефон, вода, документы, чулки компрессионные (врач приказал чулки надевать на роды) , другой пакет - в палату после родов, ещё мой пакет на роды - фотоаппараты, очки (теперь без очков фотографировать сложно, мелкие значки и изображение на экранчике плохо вижу), телефоны. Медсестра, ещё когда Оля заходила, содержимое пакетов осмотрела. Оля мне вскоре свою одежду вынесла, её тоже распихиваю, потом домой с собой везти.

Наверное было часов 5-6. Сижу я в холле, волнуюсь, не знаю чем заняться, жду когда наверх позовут. В прошлый раз так было, Оля поднялась наверх, а потом уж меня провели. Приезжают другие беременные, но, как я потом понял, не рожать, а по направлениям "на сохранение". Я им как опытный человек даю пояснения, что надо тапочки надевать, а бахилы здесь не пройдут, в этих тапочках потом наверх и подниматься придёться. Ещё ходоки приходят за одеждой своих рожениц, тех кого "скорая помощь" раньше привезла. Их одежду в подписанные пакет складывают и потом пришедшим родственникам отдают.

Взялся судоку разгадывать, до этого уже дня три в метро никак не мог их решить (из старого журнала "Огонёк", в "Розе Азора" взял, лежал на этажерке). Только обнаружил ключ к продложению разгадывания цифр - меня зовут! Вхожу в отделение, мне приказывают проходить вперёд, боковым зрением вижу, женщины раздеваются, готовятся. Меня заводят в комнатуху без окон, с тремя шкафчиками на замочках, вешалками для одежды и десятком пакетов с одеждой, подписанных, это хранятся вещи тех, кого привезли по скорой или они "в одиночку" пришли. Дают мне комплект-униформу - белые штаны, куртку, колпак. Приказывают переодеваться, всё здесь оставлять.
Выхожу, а здесь и Оля!

Оказывается она ещё тут, внизу была. Это время у них небольшая очередь в приёмном - клизма, душ, осмотр ("раскрытие"). Потом она сказала, что как "раскрытие" не обнаружили, то она предложила:
- Может мы пойдём пока погуляем, а потом придём?.
Но ей сказали:
- Муж может идти гулять, а тебя уже не выпустим.
Идём мы в знакомое родильное отделение. Там как-то пусто, почти все боксы тёмные. Медсестра из приёмного отделения нас ведёт:
- Какой выбираете?
Мы говорим:
- В прошлый раз в шестом были.
- Нет, шестой теперь занят.
Мне показалось, что там не было света и я заглянул в шестой. Это не сложно, тут стены стеклянные, окна и в дверях и между коридором и боксом. Если в боксе даже нет света, то он проникает из других мест - уличные окна за жалюзи (да и уже темно стало), но если соседний бокс освещён и в коридоре свет, то можно даже в боксе свет и не включать. Это я потом сообразил. А тогда увидел в шестом боксе обречённо стоящее существо - роженицу. Мне стало неудобно за свою бесцеремонность.

Медсестра спрашивает:
- А как вы насчёт триндцатого? Вот тут, прямо рядом с постом.
Мы согласились на триднадцатый. Окна его выходили не на улицу Вилиса Лациса, а на Алёшкинский лес. Было уже темно и виднелись только два фонаря.
Обосновались. Оле сказали лечь или ходить. Сидеть нельзя. Для меня принесли табуретку из коридора. Олю опоясали двумя лентами, на каждой большой датчик. Шнур идёт к агрегату с самописцем. Вычерчиваются две линии, слышен стук сердца ребёнка и горят цифры пульса - расходятся от 130 до 180. Так что ходить можно как на привязи, вокруг агрегата. Надо сказать, что иногода цифры пропадали и слышались тревожные сигналы. Тогда из коридора приходила работница и нажимала на кнопочку, сиглналы прекращалиь. Это отходил один из датчиков. Потом я научился нажимать на эту кнопочку, а датчик на Олином животе придерживать до появления цифр.

У другой стены стоит кресло для родов и столик "Аист - 2" для ребёнка. Раковина для мытья рук с рычагами, дабы закрыать кран локтём. У раковины на стене две ёмкости, одна с мылом, другая с дезинфицирующим раствором.

Посмотреть на Яндекс.Фотках

Ещё Оле заранее ввели катетер в вену правой руки.
Схваток не было, но в 6.30, Оля сказала, что что-то похожее на схватку прошло. Засекли время. Приходила девушка (врач? медсестра? регистраторша?) заполняла карточку записывала подрбности Олиной жизни - перенесённые болезни, операции, количество беременностей, родов, даты начала менструаций, начала половой жизни, продложительность и характер менструаций (заодно, на родах, мужу всё можно узнать).

В отличии от того моего посещения в 2009, жизнь в отделении текла вяло, только напротив, в четвёртом боксе тётка только что родила. Потом покрикивала, (когда её зашивали?). Для неё это были третьи роды. Оля позавидовала:
- Ничего себе, когода я пришла, ей ещё только клизму делали, а она уже родила!
Ребёночек её начал кричать. Довольно продолжительно, и в ответ слышались крики ещё одного. Акушерка сказала, что кричит один, но потом прислушавшись, уточнила, нет вторит "кесарёнок" из операционной (может это и не акушерка - не знаю уж как их различать - медсестёр, врачей, и прочих, чётко вычленялась санитарка - низкорослая толстенькая тётка, моющаю потом полы в четвёртом боксе).
На посту шла какя-то болтовня, не слишком комфортно рожать в "тринадцатом", слышно радио - какая-то попсовая музыка, персонал принимает звонки, обсуждает какие-то местные проблемы, одинокие роженицы тихо или громко мучаются по боксам, надеясь, что к ним кто-то заглянёт. А тут профессиональное безразличие, помочь почти ничем не могут - процесс идёт постепенно, надо ждать и проще не обращать внимания, мол мы сами знаем, опытные, в какое время надо подходить и что делать. Тем более, что врачи сидят, наверное где-то поглубже, а сёстры сами инициативу не должны проявлять - они выполняют приказы. Так что их болтовня на фоне отдалённых криков посторннему человеку кажется циничной, но видно сама организация роддомов это подразумевает. Любопытно, что боксы так звукоизолированны, что возникает парадокс - слышатся далёкие крики, а только потом понимаешь, что кричит женщина из соседнего бокса и ты видишь её. Но, повторяю, тогда роженец было очень мало и всё шло к переходу на ночь. Медсёстры обсуждали, где будут спать в эту смену. А радиостанция была какая-то "ретропопсовая", видимо тётеньки ностальгически слушали песни, под которые танцевали на дискотеках в медучилище.

Вообще в разговоре роженицы у них проходили по категориям: "первородка", "повторные", "третий раз", "тазовое" (предлежание, т.е. ребёнок пойдет "на выход" ногами). Например, слышалось такое пояснение: "Первородка, самоход, схватки", означало, сейчас из приёмного позвонили, и сообщили, что пришла своим ходом (не на "скорой помощи" роженица), рожать первый раз, у неё уже идут схватки и сейчас её поднимут из приёмного отделения. Ещё они оперировали какими-то числительными. Видимо это были либо предположительные часы родов, либо количество схваток, после которых к роженице надо подойти или переправить её уже на кресло и начинать роды. Эта шифровка велась, чтоб в боксах особо ничего не расчитывали, а безропотно ожидали своей участи.

Муж в таком положнеии полезен. Он может и пелёнку поменять и судно вынести и как-то поддержать. Расчитывать на постоянное внимание персонала нельзя. Лежи или ходи и жди. Всему свое время, всё совершится само собой.
Я прикидывал, когда всё произойдёт, успею ли на метро (вот какой экономный). Сначала мне казалось, что есть шанс успеть. После родов мужа ещё держат два часа вместе, а потом роженицу с ребёнком отправляют в палату, а мужа - на улицу.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Через час только прошла вторая схватка. Вскоре появилась самоуверенная возрастная тётка с короткой стрижкой (наверное какая-то основная врачиха).

- Что будем делать? Как рожать? Если у вас воды отошли в 2 часа (знали бы они, что воды отошли на в 2, а полодиннадцатого!), то максимум можно ждать шесть часов, в организм проникает инфекция, заражается ребёнок, роженица, потом поднимается темература сорок градусов. Вам это нужно?

Оля сопротивлялась, говорила, что пройти могут не шесть а двенадцать часов и сказала, что ещё подождёт.

- Тогда пишите отказ.

Принесли листочек, на котором Оля написала, что отказывается от медикаментозной стимуляции родов.
Стали мы ждать дальше. Схватки пошли часто - через пять минут. Как это отражалось самописцем - нам не было понятно, но как-то отражалось, потому что когда через через час одна из "надзирательниц" поинтересовалась процессом, и услышала, что схватки появились, то взглянув на самописец, безапеляционно заявила, что "это ещё не схватки". Было уже восемь часов. К девяти часам прибыла та же "главная". И мы всё-таки сдались. Мстительные медсёстры теперь заставили Олю лёжа (она уже не стала вставать) написать на другом листке, что она не против стимуляции (одна сначала хотела написать, а Оле дать расписаться, но другая стребовала: "своей рукой").

Теперь наверх агрегата с самописцем поставили другой, который действует как капельница. Подсоединили к ранее вствленному катетору и окситоцин стал поступать в Олю.

Надо было всё фиксировать прямо там, или взять диктофон и записать всё подряд. Сейчас по фотографиям попытаюсь как-то уточнить время происходящего.
В 21.30 Оля принимает окситоцин. Почти сразу же начались болезненные схватки. Оля уже не могла лежать, теперь легче ей было стоять, опираясь на кровать. Схватки шли почти беспрерывно, я ничем помочь, конечно не мог. Мои жалкие увещевания быстро получили отпор у Оли, и я понял, что лучше помалкивать.

По требованию я подавал судно и относил в знакомую с 2009 года комнату, которую санитарка назвала туалетом, но если это и туалет, то весьма оригинальный. Там что-то среднее меду унитазом и раковиной стоит на постаменте, на высоте тоже среднего уровня, меж уровнем унитаза и уровнем раковины. Может, это специальный унитаз для беременных или рожениц (это не биде, да, нужно было его сфотографировать)? В комнате были ещё какие-то вещи, аскетичности туалета она не имела.

У нас появились соседи. Сначала в 10 бокс провели какого-то юношу и я понял, что это тоже "муж на родах", его жена уже была там раньше, а потом в 11 привели девушку, но любопытно, что свет в её боксе не включали, ей было достаточно того, что в соседних боксах, (где "мужья"), свет горел и через стеклянные стены освещал бокс. В 10-м боксе тоже роженица стояла, а муж как-то беззвучно (для меня) её успокаивал. Девушка пока лежала, и время от времени смотрела в телефон.

Оле становилось всё тяжелей. Тут я услышал, слово "чулки" в коридоре от медсёстр (кстати, число их немного уменьшилось, видно забились куда-то коротать ночь, наверное действовать ночью нужно только акушеркам). И до меня дошло - мы же не надели чулки! Я достал из пакета белые чулки, за которыми Оля ездила в середине января куда-то далеко, так как там давали скидки беременным при покупке (скидки оказались весьма символическими). Чулки пришлось сворачивать перед надеванием и потом натягивать на Олю. Оля уже дальше подтягивала их наверху в перерыве между схватками.
Когда убедились, что лекарство начало действовать, и глядя на страдающую Олю, другая врач (не с короткой стрижкой), сказала, что надо потерпеть с часок, а потом сделают обезболивание. Эта врач была более благожелательна и называла Олю Олей. Она делала раза два проверку "раскрытия", и увещевала Олю на стимулирование. Видно она была на предыдущей ступеньке относительно той, "со стрижкой", например, она - дежурный врач, а та - зав.отделением.

Мне стало казаться, что я просто дождусь открытия метро, может Оля родит часа в 2-3, а потом ещё два часа мы будем радостно сидеть в этом боксе, и до метро останется всего ничего.

Оля уже перешла на более сильные стоны, довльно низкие. (Потом она скажет, что низкие звуки лучше помогают, чем высокие.) Какие-то звуки доносились и из коридора (из других боксов?). Пара в 10-м всё ходит или стоит вместе. Наконец к нам приходит медсестра для обезболивания. Со шприцем. Делает укол "в мышцу", потом присоединяет другой шприц к катетору в вене и начинает в паузу меж схватками вводить лекарство. Оля спрашивает:
- Что вы делаете?
- Ввожу обезболивающее.
- Какое?
- Зачем вам знать? Вы что, медик? Вам это поможет.
- Я имею право знать, что мне вводят.
- Промедол.
- Не нужно промедола. Позовите врача.
Оскорблённая медсестра уходит. Приходит доброжелательная врач. И тут до страдающей Оли дошло, что ей не будут делать "эпидуралку"!!! То есть, Оля в прошлый раз рожала с "эпидуралкой" и ей казалось, что "эпидуралка" стандартное обезболивание при родах. И ей будут делать её и на этот раз. А доброжелатальная врач рассказала, что якобы на вторые рода "эпидуралка" (она назвала её так же как Оля, "эпидуралкой!) "не показана". Якобы "эпидуралка" делается только на первых родах, а потом - только по показаниям, она их пречислила, но я уж не помню. Оля пыталась возражать, а потом сказала, что пусть сделают хоть что-нибудь. И медсестра с промедолом пришла снова. Сказала, что лекарство подействует и Оля сможет подремать меж схватками.

Но паузы между схватками были не более минуты или двух. Раз Оля успела смежить веки. Акушерка, кстати, просила Ола не кричать так:
- Ну что ты, всех первородок нам распугаешь. Девочки первый раз рожают...

Пришла полночь и я уже понял, что метро закроется и Вася 26 января не родился. Наконец в боксе появляются две тётки. Одна советует Оле не кричать и дышать и Оля действительно переходит на выдохи, но долго тянуть на выдохах не может. Тётки говорят, что сейчас перейдём на кресло. А Оле советуют попробовать тужиться. Оля расставляет ноги чуть напрягается и я вдруг вижу, что из неё уже лезет ГОЛОВА Васи!

Я вскричал: "Он уже пошёл" (вернее, я не помню, как обратил внимание акушерок, которые не смотря на свой высокий профессионализм, как-то пропустили начало родов). Тогда тётки бросили застилать кресло и засуетились:
- Где перчатки? Давай перчатки! Зовите педиатра!
Оля находилась в какой-то прострации. Подвернувшаяся санитарка (приносила перчатки?) даже спросила, глядя на Олю:
- Что с этой женщиной?

В общем, Васю благополучно извлекли прямо на кровать. Потом я мыл руки, чтоб обрезать пуповину. Далее пошла плацента, поменяли пелёнки. Пришёл мужик - педиатр, осмотрел Васю. Васю обтёрли. На голове у него я как-то не увидел растительности. Зато были полосатые следы (смазки?), Оля потом обнаружила белый пушок (Вася - блондин, по крайней мере на первых месяцах).


Посмотреть на Яндекс.Фотках
Так всё быстро кончилось. Акушерки вернули себе гонор, хвастались, что так удачно всё прошло и санитарке даже не нужно теперь мыть кресло.

Когда Оле не сделали "эпидуралку" и она так стонала, я думал, что она проклянёт и "роддом №1" и роды (и моё безучастие), а после появления Васи, как то всё умиротворилось. Вскоре мы поднесли Васю к Олиной груди и он, не сразу, но присосался и чувствовал себя комфортно.

Посмотреть на Яндекс.Фотках
Зелёная на животе - грелка со льдом. Потом, глядя на это кормление тётка "из персонала" сказала:
- Сколько можно кормить! - и схватили грелку со льдом - А потом говорите, что мы вам ребёнка простудили! (видимо лёд пробьёт роддомовское одеяло и Вася замерзнет).
Я отнёс Васю на "Аист-2". Почему-то он не грел и я подумал, что так и дожно быть, горит "34". может температура поддерживается автоматически. Снова заглянула тётка:
- А куда лёд дели?
- Его унесли.
Действительно, как только тетка полжила грешку на стол, её утащила рачительная санитарка. Тётка пошла и пренесла грелку орбратно:
- Что вы хотите, что кровотечения были? (без охлаждения), а почему лампа не включена? - это уже адресовано коридору. Приходит "персонал" из коридора и включает лампу. Оказывается они забыли включить обогреватель!

Оля звонит домой. Кстати, тут недалеко живёт её подруга, мне можно пойти к ней и дождаться утра. Но, наверное, проще будет позвонить и вызвать такси, доехать домой. А может меня подбросит юноша из бокса №10, у них уже родилась девочка запелёнутая в красное одеяло. Он ходит с ней на руках. А девушке из соседнего №11, кажется делают эпидуралку, по крайней мере какой-то врач обозревает её спину, рубашка задрана.

Вася не хочет лежать на "Аисте-2". Чуть полежит и начинает открывать беззубый рот и потом покрикивать. Тогда я его беру, он успокаивается. Я снова подсовываю его к Оле. У Оли всё разработано (открою секрет, Матвей до сих пор считает, что сосание материнской груди его прерогатива, интересно, как теперь отнесётся к главному конкуренту?), только рот подставляй.

Посмотреть на Яндекс.Фотках

У Васи за одеяло заложен "бейджик".

Посмотреть на Яндекс.Фотках
Ногами он, сучит, если недоволен, чувствуется под одеялом.
Васю взвешивали - 3 298, но записали 3 290, округлили в меньшую сторону, чтоб лучше показатели были потом при понижении веса. Рост 52 см. Измеряли ленточкой и ещё какие-то показатели - размеры головы, груди. Потом, после измерения, ленту прикладывают к линейке на кожухе лампы "Аиста 2", получают отсчёт и записывают.

Я всё переживаю как первым увидел "выход" Васи. Дело в том, что в прошлый раз я в самый пиковый момент находился на расстоянии. Это акушерка тогда сурово спросила: "Муж будет присутствовать на родах?" (Видимо считалось, что я присутствую на подготовке к родам). И Оля тогда робко попросила: "Может, ты постоишь пока в коридоре?". Не исключено, что так получилось бы и в этот раз, потому как к креслу подойти сложней, там идёт "работа" тётки командуют, как Оле тужиться, как дышать, как держать ноги, что пытаться делать и т.п. А теперь я увидел всё и "выход" Васи и плаценту, пуповину и прочее.

После родов 2009 я слепил изразцы, посвящённые этому. Теперь впору слепить скульптуру "Я вижу рождение Васи!". Хотя пожалуй, показывать такую скульптуру будет сложно.

В два часа меня, называя "папой", отправляют вниз. А в прошлый раз мы расстались с Олей у лифта - она поехала наверх в палату, а я пошёл вниз. Иду в комнату переодевания. На первом этаже везде темно, в "выписной" охранник спит на скамейке. Я долго переодеваюсь и не тороплюсь выходить. Куда мне теперь торопиться? Жду товарища из бокса №10, может он меня подвезёт, если по пути. Я могу и в Медведково, или на Щелковскую, не только в Орехово-Борисово. Достал своё судоку. Действительно, вскоре появился другой "папа" (он то действительно, сейчас стал папой, это я уже 25 лет назад). Его сопровождала медсестра (или акушерка?). Меня, чтоб я не будил охранника, вывели обратно через приёмное отделение. Я прошёл в верхней ожеде, нарушая, как мне кажется, правила. Стал дожидаться другого папы в холле, достал судок. Папа появился через две минуты. Оказывается, он едет в Звенигород, жаль, не по пути. Он ещё собирался отнести сумку, сказал охраннику не закрывать калитку. (Подарок охраннику?)
Через некоторое время я на Планерной улице ждал такси. Глядя на меня остановилась "копейка", но восточный водитель в Орехово-Борисово ехать не захотел. Появилось заказанное такси. Поехали по кольцевой. Потом таксист Саша предложил перевезти нас и когда Оля с Васей будут выписываться.

Возможно это будет уже завтра.

Subscribe

Buy for 10 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments